Какой принцип получил название на стороне ребенка

Любопытная, странная, жесткая, спорная, может, потому и живая, книга Ф.Д.
Например, она уверена, что аутизм — не врождённое заболевание. Это ВСЕГДА результат травмы первых дней жизни или травмы, случившейся в период 4-10 мес.
"С этим двойным заточением — домашним и школьным — про¬странство, отведенное городским детям, все больше и больше су¬жалось. Да и то, что оставалось, находилось под замком, было обставлено множеством правил и запретов.
Безопасность, надежность! Эти слова не сходят с языка у всех родителей, которые приводят к нам детей с нарушениями и «не желающих учиться». Все родители — будь то служащие или те, кто хотели бы ими быть — в ответ на мой вопрос «А зачем им (их детям) учиться?» — говорят: «Чтобы иметь хорошую работу!»
— Такую же хорошую, как у вас?
— Ну, как вам сказать…
— А вы любите вашу работу?
— Не то что люблю, но она надежная!
Итак, мы желаем для наших детей чего-то надежного. Пусть так. Но ради чего эта надежность и безопасность?.. Если платой за безопасность оказываются отказ от воображения, от креативности, от свободы, то, полагаю, что, хоть безопасность и относится к первоочередным потребностям, ее не должно быть слишком много. Переизбыток безопасности подсекает тягу к риску, которая необходима человеку, чтобы чувствовать себя «живым», «значительным». А тот взрослый, который до такой степени помешан на безопасности, что начисто утратил воображение, — как знать, не был ли он когда-то малышом, которому с первых годов, с. первых дней жизни мучительно недоставало этой самой безопасности?"
"4000 ЛЕТ ШКОЛЬНОЙ КОМЕДИИ
Чем больше становилось школ, тем окончательное ребенок превращался в узника. По дороге в школу деревенские жители сохраняли известную свободу инициативы, встречали разных людей, придумывали себе ниши и игры. Теперь их всех собирают вместе и лишают контакта с природой и с жизнью взрослых людей. Путь в школу превращается в автобус, везущий от дверей до дверей. Уже нельзя пойти более длинным путем, и не бывает никаких встреч по дороге. Матери приезжают за своими малышами на машине, или их, как заказные бандероли, развозит специальный автобус. Ребенок приравнен к пакету, ему некогда наблюдать, некогда глазеть по сторонам."
"Итак, весь день ребенок заперт в школе, и дома он тоже оказывается взаперти. А бывает и наоборот если семья живет в тесноте, мать сама посылает ребенка на улицу, чтобы дома было тише. Сколько детей в больших городах не знают, куда себя деть после уроков! У одних никого нет дома, другие не слишком-то нужны своим домашним, а у чрезмерно опекаемого ребенка нет ни малейшего желания возвращаться домой сразу после школы."
"В общеобразовательных коллежах, вроде коллежа Пайерона, разбитых на секции, с галереями, нависающими одна над другой, во время перемен закрыты не только классы, но и коридоры Все должны находиться во дворе Точь-в-точь тюремный двор в часы прогулок заключенных. Дети это чувствуют, им неприятно."
"Вернувшись домой, школьник прилипает к телевизору. И это всех устраивает. Поскольку он загипнотизирован происходящим на экране, он, по крайней мере, никому не мешает. Экран — это окно, которое выходит во внешний мир, лежащий вне того замкнутого пространства, где его держат взаперти. Но эта пасть, извергающая мешанину образов и сведений, может непоправимо травмировать ре¬бенка, которому никто ничего толком не объясняет, потому что всем некогда. Он подвергается массированной бомбардировке, он не производит никакого отбора, а родителям некогда помочь ему в этом."
"Заточение в четырех стенах лицемерно воспроизводит идею жизни в тюрьме. Неограниченная власть взрослых, с помощью которой они сужают цивилизацию ребенка, есть бессознательный расизм взрослого по отношению к расе детей." Ф.Д. драматизирует? Ничуть!
Откуда берутся дети-правонарушители или дебилы? Они или получили травму в раннем возрасте, или генетически наделены такими потребностями и желаниями, что их личность не вмещается в установленные рамки. Тогда они и начинают хитрить, обманывать, и от них так или иначе избавляются… или они сами избавляются от рутины и принуждения, отправляясь на поиски приключений. Всегда были войны, на которые можно было пойти наемниками, рискнуть жизнью… Можно было уплыть на корабле в какие-нибудь неведомые страны и т. д. Если бы не было приватизации, не было бы, может быть, и великих путешественников, эмигрантов, уезжавших в Новый Свет… Сегодня мы живем в совсем другом обществе, границы которого закрыты. Куда деваться тем, кому не подходит кодекс обязательной безопасности? "
Выращивание детей в неволе, воспитание в тесных рамках — это новая язва так называемого цивилизованного общества."
Оберегая» детей от переживания смерти, их, по существу, лишают возможности переживать и проявлять свое отношение к умершему, совершить ритуал прощания — то есть отвести умершему иное, новое место в своей картине жизни. Нередко, это становится источником глубоких невротических проблем у ребенка."
И так далее…

Источник: www.labirint.ru

КАК ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЭТОЙ КНИГОЙ

Этот коллективный труд стремится рассмотреть с точки зрения психоанализа совокупность исторических, социологических, этногра­фических, литературных и научных данных о месте, которое общество отводит детям. Приводятся данные, накопленные в ходе исследований, проводившихся во Франции и в других странах.

Оригинальность подхода состоит в том, что Франсуаза Дольто рассуждает и комментирует, используя свой двойной опыт детского врача-психоаналитика и матери семейства.

Абзацы, набранные курсивом, предлагались д-ру Дольто для рас­смотрения выявляющихся в процессе исследования тенденций, течений, методов и постоянно действующих факторов, спорных проблем и нерешенных вопросов. Франсуаза Дольто реагирует на них, сопро­вождает эти данные своими замечаниями, высказывая по их поводу свои личные соображения и развивая при этом собственную точку зрения.

В первой части настоящего исследования делается попытка под­вести исторический итог и поставить диагноз. Вторая часть предлагает новый подход к детству. Третья — намечает сценарии возможного служения общества ребенку. Четвертая, и последняя, часть книги очерчивает основы раннего предупреждения неврозов у детей. Это — революция, осуществляемая шаг за шагом. Настоящая революция.

НОВЫЙ ВЗГЛЯД

Права ребенка плохо заполнены в мире по трем причинам:

— научная литература, все более и более обильная, оспаривает у художественной монополию на знания о раннем Возрасте. Она вытесняет в тень символическую реальность, специфическую силу, потенциальную энергию, присущие каждому ребенку. Будучи для ро­маниста объектом желания*, для специалиста в области медицины и наук о человеке ребенок становится объектом исследования;

— общество озабочено прежде всего тем, как бы сделать расходы на ребенка рентабельными;

— взрослые боятсявысвободить некие силы, некую энергию, носителями которой являются малыши и которая может поставить под вопрос их авторитет, житейский опыт, социальные воззрения. Они проецируют на детей свои подавленные желания, свою неудов­летворенность жизнью и навязывают им свои модели.

Проанализировать «урок истории», изучить причины неудач и ис­токи заблуждений, на протяжении веков отчуждающих детей и взрос­лых друг от друга, и предложить новый подход, более свободный от этих опасностей, — такова цель настоящего исследования.

До сих пор все труды по педиатрии и воспитанию хранят верность старой традиции «взрослоцентризма». Они только подкрепляют или подновляют вечные правила, составленные в интересах семьи. Это всегда школа родителей. На пользу ли она детям? Нет, она на пользу родителям. Позиция нашей исследовательской группы ради­кально изменяет угол зрения: мы стремимся к перемещению реальной перспективы и к избавлению как от призмы родительских интересов, так и от деформирующей оптики учебников и трактатов по педагогике.

Источник: successlib.ru

Книга «На стороне ребёнка» французского педиатра-психоаналитика Франсуазы Дольто принадлежит к числу фундаментальных трудов, посвящённых вопросам детской психики. Эту книгу как обязательное чтение для родителей и вообще всех интересующихся вопросом мне посоветовал психоаналитик, с которым мы как-то на одном из сеансов разговорились. Я послушно прочла. И в процессе чтения всё больше и больше убеждалась в том, что идеи этой книги сейчас очень известны, понятны и близки многим людям. Это, например, «естественное родительство», активное слушание.

При этом книга «На стороне ребёнка» — это совсем не практическое руководство по воспитанию детей. Практические советы есть, но они завуалированы и рассеяны по книге. Родителям, жаждущим конкретики, стоит обратиться к другим источникам. Например, к книге Уильяма и Марты Сирс (очень много схожих идей), к книгам Владимира Леви, Ю. Гиппенрейтер, Некрасовых. А вот истинная ценность книги Франсуазы Дольто — это глубокие суждения и философский подход.

По всей видимости, Франсуаза Дольто (родившаяся в 1908 году и работавшая вплоть до своей смерти в 1988 году) была первой, кто заговорил о ТАКИХ проблемах детей и детстве вообще. Она восприняла труды З. Фрейда, первых детских психоаналитиков (например, Софи Моргенштерн), работала и училась вместе с Жаком Лаканом. И нельзя сказать, что путь её был прост. Как сама она пишет в книге, были и непонимание, и бюрократические препоны, и элементарная человеческая глупость в процессе той работы, которую Франсуаза Дольто проделывала. Хотя сейчас посмотреть, что она внедряла в умы — элементарные вещи: грудное вскармливание по требованию и хотя бы до года, словесное общение с плодом и новорождённым, уважение личности ребёнка. А основной её идеей была защита ребёнка. Не в юридическом плане, а скорее в общечеловеческом, социальном, психологическом.

Книга начинается очень интересно — с освещения того, как понимали и воспринимали ребёнка и вообще детство в разные эпохи. И выясняется, что отношение к детям было настолько различным, что сейчас уже трудно это понять. От легализованного детоубийства до полнейшего равнодушия, от эксплуатации до сентиментального упоения детством. Получается, что осознанное отношение к ребёнку как к части общества, как к самостоятельной личности появилось сравнительно недавно — лишь в 20 веке. И то не всегда и не у всех. А Франсуаза Дольто ратует именно за такое отношение к детям: как к личностям. И желает для них свободы действий, социальной активности, отстаивает права на риск, на постижение жизни во всём её объёме.
Надо сказать, что книжка эта порой вызывает раздражение, недоумение, даже страх. Особенно в тех местах, когда Ф. Дольто говорит о необходимости риска. Она высказывает смелые мысли о том, что от детей не нужно скрывать, что такое смерть и допускать их на соответствующие церемонии.

Самый конструктивный путь — очень рано предупреждать детей об опасности, ничего не запрещая.

Когда-то смерть находилась поблизости от нас; её удалили из жизни детей, причём опять-таки подчиняясь маниакальному стремлению их оберегать, которое сводится к тому, чтобы скрывать от детей всё, чего боятся взрослые: одряхление, болезнь, смерть.

Ф. Дольто постоянно приводит в пример деревенский уклад жизни или жизнь каких-либо племён. Как много детей там рожают, как не боятся за них, как позволяют им трудиться с детства, как отдают их в обучение лет в 13 какому-нибудь мастеру из соседней деревни, отрывая от дома. Автор видит во всём этом только положительный опыт. Но нам, живущим в современном мире, это кажется нелепостью и даже дикостью. Увы, мы настолько отошли от естественной жизни, что сейчас нами управляют иные чувства, и исходим мы в воспитании детей из совсем других соображений.
Хотя мадам Дольто, конечно, бьёт в точку и часто в очень больную. Например, в главе об аутизме. Это лучшая глава в книге. Основная мысль Дольто заключается в следующем: аутисты пришли в этот мир, чтобы своим существованием сообщить нам об очень важных вещах: о влечении к смерти, с которой борется каждый человек; о роли слов и общения в жизни каждого.

Аутист находит прибежище в одиночестве своей внутренней речи. Он потерял речевую с другими. Он как марсианин в лоне своей семьи. Он — существо высшее. Болезни к нему не липнут.

Но кое-что для меня в этой книге является абсолютно бесценным. Это то, как Франсуаза Дольто определила и проговорила некоторые составляющие человеческой природы. Человек, говорит она, отличается от животных тем, что наделён символической функцией и взаимодействует с миром именно посредством её. Проще говоря, человек несёт в себе ЯЗЫК. Это и речь, и язык жестов. Основа человеческой жизни — взаимодействие с другими людьми.

Жить — это значит изо дня в день поддерживать связь с другими и что-либо строить.

Как это понять и применять? Дольто предлагает во взаимодействии с детьми абсолютно всё ПРОГОВАРИВАТЬ. Даже маленькому ребёнку нужно говорить обо всём, даже младенцу, даже зародышу в животе матери. Автор считает, что невысказанное, в том числе и сокрытые наши, взрослые, проблемы напрямую влияют на психику и состояние ребёнка. Так, она приводит множество примеров из собственной практики: у девочки были нарушения речи по причине когда-то сделанного её матерью аборта; брат и сестра враждовали между собой, так как никто не объяснил им сложившейся жизненной ситуации, в которой они оказались.

Всё, что не проговаривается, не находит выражения в словах, записывается и выражается в языке тела, мешая реализовать наследственные задатки и отражаясь на общем тонусе индивида.

Иными словами, мы в ответе за поступки наших предков. Звучит пугающе. У Франсуазы Дольто вообще много неожиданных и новаторских идей. Впрочем, вся её книга какая-то неудобная, несколько угловатая, вызывающая у нас страх, спорная, очень неровная в своих интонациях и разнородная по композиции. Но тем ярче выглядят идеи мадам Дольто.

А главное вот:

C самого начала своей внутриутробной жизни человек не является частью материнского тела, он уже уникален. Он сам даёт себе жизнь и рождается на свет при посредстве отца и матери, он — сама Жизнь. В силу своего желания родиться он настойчиво стремится к развитию и достижению своей цели. С точки зрения психоанализа мать — это только посредник, сперва биологический, потом символический. Это не так уж мало. Это основное.

Источник: MyBook.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.