Первая эмоциональная реакция новорожденного это

Первые эмоции ребенок испытывает сразу после рождения. Это отрицательные переживания, связанные с физиологическими причинами. Отрицательные эмоции, выраженные в крике, плаче, выполняют защитную функцию, сигнализируя о каком-то неблагополучии малыша: голоден, болен, мокрые пеленки, хочет спать и пр. Взрослый, реагируя на них, обеспечивает благоприятные условия для жизни новорожденного. Исследования Н..JI. Фигурина, М.П.Денисовой позволили сделать вывод о том, что на первом и в начале второго месяца жизни отрицательные эмоции возникают, когда ребенок голоден или его отнимают от груди во время кормления, при перевозбуждении перед сном, при действии широких кожных и болевых раздражителей. Уже вскоре после рождения общий фон бодрствования, пока еще очень кратковременного, подсказывает внимательному взрослому, какие раздражители вызывают у ребенка отрицательные переживания, а какие, наоборот, успокаивают. Постепенно время бодрствования удлиняется, снижается число отрицательных эмоций. Новорожденный переходит к более или менее спокойному состоянию. Но радоваться он еще не умеет. Во время сна или сразу после кормления на его лице можно заменить что-то похожее на улыбку. Но такая мимолетная реакция возникает в результате сокращения лицевых мышц и ничего не выражает. Удовлетворение органических потребностей создает лишь предпосылки для зарождения чувства радости, но прямо не порождает его. Положительные эмоции развиваются только при взаимодействии со взрослым, который, кроме обеспечения ухода, наполняет жизнь младенца разнообразными впечатлениями и проявляет к нему любовь и заботу.

После 3-й недели жизни у ребенка возникает первая социальная реакция — улыбка в ответ на ласковый разговор взрослого и его склоненное над малышом лицо. В 3 мес. положительные эмоции входят в состав «комплекса оживления» — специфического поведения в отношении взрослого. В четырехмесячном возрасте младенец улыбается и радостно двигается, как только услышит голос матери. С 4 мес. он громко смеется, особенно часто в ситуациях, когда взрослый приподнимает и опускает его или быстро приближает и отдаляет от своего лица. Радостное состояние малыша говорит и о его хорошем самочувствии,

благоприятствует протеканию физиологических процессов, повышает общую активность, содействует сенсорному и двигательному развитию.

Выразительные эмоциональные реакции, с помощью которых ребенок сообщает взрослому о своем состоянии, — это главное коммуникативное средство общения в довербалъный период. Другого средства у него пока нет. Если родители отвечают на эти реакции, то ребенок в дальнейшем будет использовать их для вступления в контакт. Если взрослые замечают только отрицательные переживания (крик, плач), то малыш с их помощью будет воздействовать на взрослого, даже научившись говорить.



На первом году жизни эмоциональные реакции малыша на взрослого развиваются в трех направлениях. Во-первых, из «местной» реакции — улыбки — они становятся выражением «полной» радости, входящей в комплекс оживления. Во-вторых, эмоции у ребенка вызывает лицо или голос взрослого. В-третьих, эмоции становятся избирательными, малыш реагирует только на определенного взрослого. Ребенок 4-5 мес. дифференцирует своих и чужих. После 8 мес. возникает страх при посторонних, который при бережном и чутком отношении к малышу проходит примерно в 1,5- 2 года.

Таким образом, переживание положительных эмоций вызвано получением впечатлений, прежде всего связанных со взрослым. Появление у малыша новых эмоций определяется развитием у него новых способов и потребностей в общении. До 6 мес. общение вызывает у ребенка только положительные эмоции. Отрицательные — конкретному взрослому не адресуются. Они как бы посылаются малышом в пространство как сигналы о неблагополучии. Отрицательные эмоции взрослого ребенок не воспринимает как таковые. В ситуативно-личностной форме общения малыш вычленяет только компонент внимания к себе. И рассматривает его как повод вступить в общение, которое он реализует единственно доступными ему средствами — положительными эмоциями.

Во втором полугодии жизни младенец в связи с развитием ситуативно-деловой формы общения адресует взрослому и отрицательные эмоции — обиду, неудовольствие, гнев. И в то же время он начинает различать положительные и отрицательные оценки самого себя со стороны взрослого, реагируя не на их содержание, а на интонацию, мимику и действия взрослых.

На протяжении первого года жизни дети очень чувствительны к эмоциональному отношению и вниманию взрослых к себе. В атмосфере чуткости и доброжелательного внимания, родительской любви вырастает жизнерадостный, улыбчивый, активный ребенок. Его эмоциональные проявления полны, разнообразны, переживания глубоки. Частые запреты, сухость и эмоциональная бедность общения приводят к замкнутости, угрюмости и плаксивости младенца. Дети реагируют на эмоциональные состояния, переживания близких людей и как бы «заражаются» ими. Так, ссора родителей вызывает у младенца плач. И в то же время эмоции малыша очень неустойчивы, его настроение быстро меняется. Улыбка переходит в огорчение и даже плач, который вновь переходит в радость. На основе дифференциации своих и чужих, избирательности чувств начинает сформироваться любовь и симпатия к близким.

Симпатия — это основа для развития товарищества, дружбы, любви, чувства долга, ответственности и гуманности (Ю.И. Лысенко). Она возникает в ответ на чувства, выражаемые другим человеком. На первом году жизни симпатия проявляется к людям, которые ухаживают за малышом, демонстрируя доброжелательность и любовь. Она проявляется в выразительных движениях: ребенок улыбается, тянется к взрослому, подпрыгивает. К концу первого года жизни ребенок проявляет простейшие формы сочувствия. Если мама закрывает руками лицо и всхлипывает, то малыш беспокоится, отнимает руки от лица, ласково прикасается. Симпатия проявляется и как стремление к совместному действию с предметами. Ребенок тянется к другому человеку, показывает игрушку, произносит звуки, протягивает руки. В основе чувства симпатии у младенца лежит подражание. Оно носит характер заражения эмоцией другого человека. В возрасте 3-4 мес. у малыша значительно расширяется круг объектов, которые вызывают положительные переживания. Эти объекты, так же как и общение со взрослым, манипуляции, движения, прямо не связаны с удовлетворением биологических потребностей. Чувство радости становится ярче, закрепляется, сохраняется более длительное время. Уже в 4-5 мес. большую радость доставляют малышу действия с игрушкой. Ребенок, пытаясь схватить ее, бурно радуется, если это удается. На 5-м месяце жизни у ребенка обнаруживается яркая ориентировочная реакция на новое. Новым выступает открытое ребенком незнакомое свойство в предмете, когда меняется положение предмета при его рассматривании, приближении или удалении. Новизна побуждает младенца совершать повторные и цепные действия, активно обследовать объект и манипулировать с ним, переживая положительные эмоции.

В 5-6 мес. резко возрастает интерес к окружающему. Малыш по-разному относится к увиденному. Он громко смеется, хмурится, плачет. Ориентировочная деятельность, сопровождаясь эмоциональными реакциями, является первым звеном познавательного процесса. Зрительные и слуховые раздражители вызывают положительные эмоции. Действия, которые побуждают ребенка испытывать положительные эмоции, он старается повторить. Удовольствие доставляют малышу собственные движения и ощущения, возникающие при перемене положения тела. Он может заплакать, если не удается перевернуться на живот и он перестает видеть предмет, за которым следил.

Эмоциональные состояния, возникающие при выполнении действий, служат показателем активности младенца. После 6 мес. освоение действий приводит к изменению переживаний. Если ребенок не может действовать с интересующим предметом, то у него возникают сильные отрицательные эмоции. Когда действие начинает получаться, ребенок переживает яркие положительные эмоции. Спокойное состояние, активные «продуктивные» эмоции говорят о том, что действие ребенок полностью усвоил. Такое самочувствие дает возможность сосредоточенно, на спокойном эмоциональном фоне действовать с предметами, способствует проявлению внутренней активности, служит фоном развертывания полезных, устойчивых действий, побуждает к познанию окружающего. Таким образом, изменение эмоций связано с тем, как младенец умеет действовать с предметами и получает ли он в результате действий желаемый эффект, будь то сосредоточение взора на игрушке или складывание шариков в коробку.

Овладение манипуляциями с предметами приводит к тому, что во втором полугодии первого года жизни младенец специально адресует отрицательные эмоции конкретному взрослому. Чтобы правильно выполнять действие, ребенок должен научиться правильно реагировать на порицание взрослого, уметь соотнести его действие со своим и перестроить свое поведение, чтобы избежать порицания.

Важным моментом в развитии эмоций и чувств младенца выступает появление к концу первого года чувства удивления.

Оно возникает при воздействии нового необычного раздражителя. Причем объект, который вызывает удивление, прямо не удовлетворяет биологические потребности. Ориентировочный рефлекс «что такое?» преобразуется в познавательное отношение к действительности. Чувство удивления говорит о зарождении высшей духовной потребности — познавательной.

Укажем особенности эмоционального развития в младенческом возрасте:

— основу развития эмоций составляют примитивные эмоции, вызванные органическими причинами;

— социально обусловленные формы эмоциональных переживаний формируются в процессе общения младенца со взрослыми;

— в ситуативно-личностном общении у ребенка возникает радость от доброжелательного внимания к себе, недовольство отсутствием общения;

— в ситуативно-деловом общении у малыша проявляются удовольствие от совместных манипуляций, радость при успехах и поощрениях, обида или гнев при порицании, неудачном действии;

— складываются предпосылки высших чувств — любви и симпатии к близким, познавательных чувств.

Источник: studopedia.su

Характеризуя эмоции новорожденного, мы были вынуждены признать скудость психологических знаний. Лучше изучена эмоциональная жизнь младенца. Сейчас принято считать, что ведущими факторами развития эмоциональной сферы ребенка являются, во-первых, действие генетических программ развития, а, во-вторых, взаимодействие ребенка с взрослыми людьми. Характер этого взаимодействия в свою очередь обусловлен процессами подражания и заражения ребенка эмоциям взрослого, тем как взрослый удовлетворяет органические и познавательные потребности ребенка.

Ранее отмечалось, что в первый месяц жизни младенца доминируют отрицательные эмоции. Положительные эмоции появляются со второго месяца жизни и постепенно начинают преобладать над отрицательными как по длительности, так и по количеству проявлений. В 3-5 месяцев ребенок начинает улыбаться в ответ на улыбчивое и сердитое лицо взрослого, что свидетельствует о неспособности младенца различать эмоции взрослого. В тоже время он уже может дифференцировать оттенки положительных эмоций взрослого. Доминирование положительных эмоций в этот период времени обусловлено тем, что именно они побуждают ребенка к общению и вместе с этим выполняют собственно коммуникативные функции, т.е. выступают как средство общения. В этот же период времени, от начала второго до шести месяцев отрицательные эмоции выполняют только функции оценки и побуждения, что не требует их тонкой дифференцировки. Поэтому они весьма примитивны. И только со второго полугодия, когда отрицательные эмоции начинают выполнять коммуникативные функции и регулировать начало предметно-манипулятивной деятельности младенца начинается их интенсивная дифференциация. Так во втором полугодии появляются такие эмоции как обида, ревность, огорчение и агрессия. Все это, по-видимому, является следствием первых шагов самовыделения младенца, становления его «Я».

Поскольку одним из факторов развития эмоциональной сферы младенца является его взаимодействие с взрослыми, остановимся на фактах экспериментального изучения

А.И.Сорокиной влияния эмоционального поведения взрослого на развитие эмоций младенца.

Положительные и отрицательные эмоции взрослого как фактор развития эмоций младенца

В первом полугодии младенцы эмоционально реагируют на любые формы внимания к ним взрослого. Интересно отметить, что на безразличие, проявляемое взрослым к ребенку, младенец реагирует уже в первом полугодии. Не случайно, поэтому говорят, что худший вид оценки — это ее отсутствие. Начиная со второго полугодия, младенец дифференцирует положительные и отрицательные эмоциональные состояния взрослого. На развитие этой способности у ребенка большое влияние оказывает характер и интенсивность общения ребенка с взрослым. У детей, испытывающих дефицит общения, к примеру, воспитывающихся в домах ребенка, способность к дифференцировке эмоциональных состояний взрослого формируется позже. Такие дети и во втором полугодии все еще положительно реагируют на негативные состояния и реакции взрослого человека, в то время как «семейные» в это время все ярче и разнообразнее проявляют отрицательные и амбивалентные (смешанные) эмоции: они обижаются, жалобно хнычут, сердятся, обнаруживают оттенки недоверия и смущения. Репертуар отрицательных эмоций сирот значительно беднее. В основном это проявления испуга, скованности и слабого недовольства. Таким образом, интенсивность общения взрослого с ребенком можно рассматривать как фактор дифференциации эмоциональной сферы младенца.

Развитие эмоций ребенка как средство его общения с взрослым

Уже в первом полугодии число эмоций проявляемых младенцем при адресованных к нему эмоций взрослого больше, чем при неадресованных эмоциях взрослого. Однако во втором полугодии это различие становится статистически значимым во всех видах эмоционального взаимодействия взрослого с ребенком, кроме безразличия. В сравнении с первым полугодием расширяется и репертуар эмоций младенца.

О приоритетном развитии эмоций как средства общения говорит тот факт, что неадресованные эмоции взрослых все еще вызывают эмоциональные реакции полугодовалых детей из детского дома, но уже во втором полугодии они остаются безразличными к ним. Семейные дети эмоционально реагировали на неадресованные действия взрослых и в первом и во втором полугодиях. Таким образом, развитие эмоций у детей идет не по пути подражания эмоциям взрослых, а по пути развития эмоций как средства общения.

Эмоции младенца и формы общения с взрослыми

Известно, что ведущим видом деятельности ребенка до года является так называемое непосредственно-эмоциональное общение. При этом взрослый выступает для ребенка как заботливый и любящий его родитель. Эмоциональная сторона общения является ведущей и именно поэтому столь велика роль положительных эмоций. Начиная со второго полугодия, с появлением элементов предмет-но-манипулятивной деятельности эмоциональный аспект в общении начинает уступать свое место деловому аспекту. Взрослый выступает не только как любящий и заботливый родитель, но и как образец для подражания. В рамках

«делового» общения отрицательные эмоции выражены ярче, чем положительные, они включаются в коммуникативную сферу ребенка. Отрицательные эмоции используются ребенком для уклонения от общения с незнакомыми людьми, для изменения нежелательного взаимодействия с взрослым, наконец, как протест в случае неожиданного прекращения желаемого ребенком контакта. Таким образом, освоение эмоций становится необходимым условием коммуникации, что и объясняет их интенсивное развитие.

Уже отмечалось, что развитие эмоций возможно не только в процессе взаимодействия ребенка с взрослыми, но и в результате развертывания заданной природой программы, в силу ее генетической обусловленности. Но, прежде всего несколько общих замечаний об эмоциях как таковых. Есть несколько «вечных» вопросов, возникающих при обсуждении эмоций. Первый из них, что такое эмоция?

Эмоция — это системное свойство организма, которое охватывает по меньшей мере три компонента: переживание или осознаваемое ощущение эмоции; процессы, протекающие в нервной, эндокринной, дыхательной, пищеварительной, сердечно-сосудистой и других системах организма; выразительные комплексы, которые отражаются в мимике, пантомимике человека’.

Второй вопрос — это вопрос о врожденности — приоб-ретенности эмоций. Непротиворечивые межкультурные факты подтверждают тезис Ч-Дарвина о врожденности и универсальности фундаментальных эмоций (удивление, страх, отвращение, презрение, гнев, радость и др.). Однако по мере приобретения опыта люди научаются подавлять или изменять особенности этих врожденных эмоций.

Третий вопрос — это вопрос о «плохих» и «хороших» или о положительных и отрицательных эмоциях. Есть

смысл разделять эмоции на те, которые облегчают конструктивное поведение (положительные эмоции) и затрудняют его (отрицательные эмоции).

Четвертый вопрос — это вопрос о влиянии эмоций на человека. Эмоции оказывают влияние на тело, активируя автономную нервную систему, которая, в свою очередь, изменяет ход деятельности эндокринной и нервно-гуморальной систем. Понятно, что в связи с этим эмоции влияют и на различные аспекты психической жизни, в том числе:

— на восприятие. Известно, что обрадованный человек склонен воспринимать окружающий мир сквозь розовые очки. Опечаленный или страдающий склонен интерпретировать замечания других как критику в свой адрес, а испуганный видит лишь сам пугающий объект (эффект «суженого зрения»);

— на познавательные процессы. Скажем, тот же испуганный человек не в состоянии проверить различные альтернативы своего поведения. У разгневанного человека появляются только «сердитые мысли». А в состоянии повышенного интереса или возбуждения субъект практически не способен к обучению или исследованию;

— на личность. Здесь нужно иметь в виду два вида факторов. Первый из них — генетический, который влияет на выработку порогов чувствительности в отношении различных эмоций. Второй — личный опыт и обучение, относящиеся к эмоциональной сфере. Тут же заметим, что эмоциональные ответы людей влияют не только на личностные характеристики и социальное развитие ребенка, но и на интеллектуальное развитие.

Коль скоро роль и значение эмоций в жизни человека столь велико, то возникает вопрос о возможной обслуживающей связи эмоций с первичными потребностями человека. И в этом смысле эмоции вторичны по отношению к потребностям. В то же время становится понятной генетическая обусловленность эмоциональной жизни разных детей. Так, по мнению К.Изарда эмоции:

удивления, страха, отвращения обслуживают потребности организма в самосохранении (себя, вида, результатов своей деятельности);

гнева, презрения, стыда и горя возникают в связи с потребностями взаимодействия (принадлежность к группе, желание занимать в ней определенное место);

интереса, радости связаны с потребностями в познании, с любознательностью и исследовательским поведением.

Все сказанное свидетельствует о большом значении эмоций в жизни ребенка. Врачу, родителям или педагогу важно уметь не только «читать» эмоции ребенка, но и знать их феноменологию. Поэтому так важен вопрос о характеристике некоторых фундаментальных эмоций и их значении в детском возрасте. В связи с анализом психического развития младенца остановимся на трех из них — интересе, радости и страдании.

Интерес — возбуждение

Известно, что врожденные эмоции интереса в первые 3-4 месяца жизни генерируют перцептивную и сенсо-моторную активность младенца. Но уже в 4-9 месяцев ребенка интересует только то, что он может наблюдать многократно. Это означает, что объекты для него приобретают привлекательность вследствие повторных контактов и становятся интересными в связи с их узнаванием. Именно этот механизм составляет основу эмоциональной привязанности ребенка. Взрослый может наблюдать появление реакции радости на лице ребенка на собственную активность, а взаимодействие радости и интереса поддерживает повторение активности.

Только в девятимесячном возрасте ребенок начинает интересоваться собственно новым. Что следует из этого факта? Во-первых, происходит переключение внимания ребенка на активный характер деятельности с предметами: ребенок начинает ими манипулировать, бросает и т.п. При этом он внимательно прослеживает путь брошенного предмета. Во-вторых, известные ребенку схемы действий подвергаются модификации с целью воздействия на окружающую его среду новым способом. В-третьих, интерес к новизне становится мотивом подражания, что важно для процесса социализации ребенка.

Эмоция радости

Нельзя научить или натренировать ребенка быть счастливым, невозможно показать прямые пути, ведущие к достижению радости. Но, развлекая ребенка, вовлекая его в игры и забавы, организуя благоприятную обстановку, можно способствовать возникновению у него позитивных эмоций. Радость, улыбка и смех тесно связаны между собой. И потому говоря о радости, нельзя не сказать об улыбке и смехе младенца.

В настоящее время реакцию улыбки считают врожденной и универсальной. Рефлекторные движения лица, напоминающие улыбку, могут появляться и во время сна. Такого рода движения лица впервые появляются от 2-х до 12 часов после рождения.

Собственно улыбка вызывается в первую неделю жизни рядом звуков, в том числе и человеческим голосом.

Широкая ясная улыбка возникает примерно на 3-й неделе в ответ на высоко поставленный голос взрослого. На 5-й неделе сам по себе голос взрослого утрачивает способность вызывать улыбку, и младенец реагирует на него уже звуковым ответом. К 5-й неделе улыбку вызывает ряд зрительных стимулов, в том числе и разные человеческие лица. На 2-3-м месяце ребенок начинает улыбаться самопроизвольно. Наиболее эффективным стимулом для вызова улыбки остается человеческое лицо. Между 2-м и 5-м месяцами улыбка младенца вызывается более или менее дифференцированно любым человеческим лицом. Примерно на 4-5 месяце младенец начинает выделять лицо матери среди других и после этого уже не склонен улыбаться другим, чужим людям.

Итак, мы видим, что улыбка проходит свой путь развития, первый этап которого связан с появлением эндогенной, спонтанной улыбки, носящей врожденный характер, которая может наблюдаться во время сна, в том числе и в парадоксальной его стадии. Второй этап — это социальная улыбка, обращенная к взрослому вообще, а третий — это появление селективной улыбки. Как диагностировать тот или иной вид улыбки?

Некоторые авторы выделяют три вида улыбки: «кармашек», «лодочка» и «полумесяц». Если первая отмечается постоянно на протяжении всего периода младенчества и составляет 55-60% случаев, а вторая имеет тенденцию спада со второго полугодия жизни, то третья, напротив, отсутствует в первом полугодии, а к концу первого года жизни составляет более 30% от общего числа. Таким образом, улыбка ребенка становится все более дифференцированной по форме, что облегчает процесс общения ребенка с матерью и другими взрослыми.

О развитии смеха. Выше уже говорилось о времени появления первого смеха. Есть данные о том, что ребенок отвечает смехом на игру с ним уже в 5-ти недельном возрасте. Установлено, что разные раздражители вызывают смех в разных возрастах. Например, тактильные стимулы вызывают смех в 6,5 мес., слуховые — в 7 мес., социальные — в 8 мес., а зрительные — в 10,5 мес. Таким образом, подтверждается гипотеза о связи моторного развития ребенка с развитием смеха. Игры, вызывающие смех, способствуют социальному развитию ребенка еще и потому, что именно смех, также, кстати, как и страдание, стимулирует ребенка быть инициатором установления контакта с матерью.

Эмоция страдания

Если интерес — это наиболее часто испытываемая положительная эмоция, то страдание является столь же часто испытываемой отрицательной эмоцией. Первая причина возникновения страдания новорожденного — сам акт рождения. Известно, что новорожденные, помещенные в комнату с репродуктором, имитирующем биение сердца матери, быстрее прибавляют в весе и меньше кричат, чем в обычных палатах. Итак, отчуждение, будь оно физическое или психологическое, является одной из основных и наиболее общих причин страдания.

Другой важной причиной страдания является неудача — реальная или воображаемая. Для младенца формами выражения страдания могут быть крик, плач, жалобные нотки в голосе, печальный вид лица.

С точки зрения последующего личностного развития ребенка важно знать о последствиях социализации страданий. Выделяют несколько типов социализации, к которым могут прибегать родители и взрослые.

Один из них — это социализация страдания через наказание. Этот тип имеет место, когда родители выражают свое негативное отношение к страданию ребенка или даже наказывают его за это. К чему это может привести? Ребенок попадает в тупиковую ситуацию, у него нет возможности выразить свое страдание, его заставляют прибегать к притворству, изоляционизму, что вызывает апатию и усталость. Если же родители сочетают наказание с помощью в преодолении страдания, то ребенок со временем может достичь уверенности в себе.

Другой тип социализации — это поощрение проявления страданий у детей. Если родители при этом ограничиваются только ласковыми словами и сочувствием, то с возрастом это может привести к развитию инфантильности.

В то же время, если родители борются с отрицательными раздражителями, то и у ребенка появляются более широкие возможности и в выражении страдания и в борьбе с ним. Возрастает вероятность того, что он станет честным, готовым прийти на помощь, смелым и устойчивым к фрустрации.

Наконец, нередко можно видеть, как родители целуют, обнимают, похлопывают своего плачущего ребенка, вместо того чтобы просто попытаться преодолеть страдание или хотя бы сделать понятной для ребенка его причину. Воспитанный таким образом ребенок вряд ли будет пытаться сам преодолеть страдание, скорее всего он будет искать успокоение в действиях, не связанных с причинами страдания, но как-то облегчающих его. Например, алкоголизм, наркомания и т.п. замещающие действия.

О связи страдания с другими эмоциями

Иногда можно видеть равнодушие молодых матерей к плачущим младенцам: мол, поплачет и успокоится. Но если ребенок плачет, будучи оставлен один, то страдание может вызывать страх. Закрепление такой связи может привести к постоянному страху перед любой новой ситуацией и любой неопределенностью. В то же время связь между страданием истрахом может привести к потере сме лости. Образуется цепочка: боль — страдание — страх. Ребенок начинает бояться любой ситуации, которая может привести к переживанию боли.

Если же родители выказывают свое презрение или безразличие когда он плачет, ребенок может привыкнуть к чувству переживания стыда всякий раз, когда ему захочется плакать. Таким образом, страдание становится возбудителем стыда, а это может в свою очередь сделать ребенка боязливым или застенчиво болезненным. Частое переживание страдания, связанного со стыдом, может воспитать неуверенность, и даже презрение к самому себе.

О крике младенца

В разбираемом нами возрасте наиболее распространенной формой выражения страдания является крик. На первом году жизни различают три типа крика: «хочет спать», «хочет есть» и «мокрый». Матери лучше узнают крики, где взаимодействие с малышом осложнено его заболеванием. Вообще матери лучше узнают плач ребенка, если между ними и детьми существуют благоприятные эмоциональные связи. В первом полугодии для крика характерно дифференцировка форм и закрепление за ними постоянного значения. Во втором полугодии крик начинает утрачивать свое сигнальное значение. Вместе с тем усиливается роль улыбки как регулятора совместной деятельности ребенка и матери.

Источник: xn--80ahc0abogjs.com

Эмоции ребенка в утробе матери

Теперь мы знаем, что многое в будущем малыше формируется в процессе внутриутробного развития. Ведь до появления на свет было еще 9 месяцев жизни в животе мамы, которая для ребенка является первой вселенной. Все, что в период вынашивания малыша испытывала она, чувствовал и плод. Ее эмоции передавались ребенку, оказывая положительное или отрицательное влияние на становление его психики.

Эмоции ребенка в утробе матери

Организм плода формируется из веществ, поставляемых ему из тела матери. Следовательно, ее культура питания, образ жизни, наличие вредных привычек формируют основу здоровья будущего малыша. Чрезмерные эмоциональные реакции женщины, стрессы, которые она переживает, служат причиной множества послеродовых заболеваний у ребенка. Речь идет о неврозах, тревожности, аллергических заболеваниях, отставании в физическом и умственном развитии. Малыш и мама в период беременности — это целостная энергетическая система, а роды являются окончанием процесса совместного развития. 

Психологи выявили традиционную закономерность в качестве эмоциональной связи, которая существует между матерью и ребенком. Если женщина вынашивает дитя с любовью и радостью, все время общается с ним, мечтает о его будущем, озвучивая эти планы, то это благотворно влияет на будущую психику плода и его клеточную память. Такой отпечаток остается на всю жизнь, он формирует главные качества человеческой личности.

Нейрологи констатируют, что если у беременной вследствие переживаний учащается пульс на некоторое время, а затем нормализуется, то это означает, что она справляется со своими эмоциями, а в будущем их контролировать сможет и малыш. То есть, скорее всего, он вырастет эмоционально устойчивым.

Когда будущая мама испытывает моменты радости, например, узнав пол малыша, она должна положить руку на живот, поговорить с ним о том, как она рада и ждет его появления на свет. Он ведь уже воспринимает все чувства матери. И чем они богаче и оптимистичней, тем лучше душевное развитие крохи. Гормоны радости женщины (эндорфины) формируют ощущения покоя и удовольствия будущего малыша. Если дитя часто испытывает такое состояние, то это окрашивает его будущий характер в положительные, оптимистичные, сильные тона. Именно поэтому беременная должна сознательно относиться к своему положению, хотеть стать матерью, а значит, планировать своих детей.

Эмоции новорожденного ребенка

О своем появлении на свет дитя сообщает плачем. Это первая эмоциональная реакция, которая является врожденной. Грудничок демонстрирует минимум эмоций, которые увеличиваются и совершенствуются со временем. Настойчивый плач крохи является его требованием получить желаемое как можно скорее. На втором месяце жизни у ребенка появляются первые положительные эмоции. Дитя учится радоваться постепенно. Мамина грудь, теплая постель, сухие пеленки пока не вызывают улыбку, а вот присутствие папы, мамы, которые улыбаются и спокойно общаются с ребенком, вызывают ответную положительную реакцию.

На третьем месяце развития у крохи проявляется комплекс оживления — положительная эмоциональная реакция на маму, папу, которая проявляется улыбкой, маханием ножками и ручками, движениями всем телом.

В три месяца дитя может улыбаться и в отсутствии рядом взрослых. Оно начинает брать игрушки, рассматривать их, играть, а родители в это время могут услышать его первый смех. Это не врожденная эмоция, а приобретенная. Уже через несколько месяцев смех малыша будет заливным. А для этого нужны общение, игры, достаточное количество положительных эмоций и удовольствия. Но родители должны учесть, что на первом году жизни девочки и мальчики легко перевозбуждаются, поэтому смех часто может перерасти в плач.  

Эмоции ребенка на смех папы

Исследования ученых констатируют, что после рождения малыша родители «специализируются» на разных видах контактов с ним. Роль мамы — это удовлетворение физиологических потребностей, разговоры с малышом, а папа больше любит с ребенком порезвиться. Его чаще, нежели маму, можно увидеть с „летающим” малышом на руках, играющим в прятки. Поэтому смех ребенка чаще слышит папа — в ответ на свое резвое общение.

Эмоции ребенка на смех папы

Многие для того, чтобы вызвать улыбку сына или дочки, могут наклонять голову в разные стороны, шелестеть бумажками, подуть в живот малыша, понарошку покусаться. Детям до года очень нравятся игры с папой в прятки, когда тот закрывает лицо простынею и выглядывает из-под нее с удивленным веселым лицом. Такой вид папы вызывает у крохи заливной смех. Когда же во время занятости мамы дитя вместе с папой смотрит мультики или играет кубиками, то смех отца способен вызывать у крохи реакцию наследования. То есть в ответ на папины положительные эмоции дитя, копируя их, усиливает свою эмоциональную реакцию. Иногда смех папы способен заставить дитя хохотать очень долго.  

Эмоциональное развитие в дошкольном возрасте

Формирование эмоций — важное условие развития личности. К этой категории относятся настроение, страсти, аффекты, чувства, стрессы. Это «чистые» эмоции, которые являются составляющей психических процессов и состояний ребенка. В дошкольном возрасте формируются основы личности, осознание своего «я», объективная оценка себя, обогащается содержание эмоций, а также формируются высокие чувства.

В 4-5 лет дошкольник является человеком с разнообразным эмоциональным миром. Все его эмоции, переживания тесно связаны с семьей. Но в этом возрасте уже начинает закладываться основа общественных взаимоотношений, поэтому развиваются социальные эмоции. Так, у дошкольника появляются переживания по поводу результатов собственной деятельности, он выполняет новые задания в предвосхищении результатом, ожидании похвалы и уверенности в том, что он нужен, его труд востребован.

От основных эмоций радости и огорчения он переходит к более сложному спектру чувств. Это злость, обида, ревность, грусть, гнев. При этом все вышеуказанное проявляется взглядами, жестами, движениями, улыбкой, интонацией голоса.

Управлять своими переживаниями мальчик и девочка в дошкольном возрасте еще не могут. Именно поэтому дети больше подвержены сменам настроения, нежели взрослые. Их намного легче обидеть и развеселить. По этой причине за короткий промежуток времени дошкольники могут испытать целую гамму волнений и чувств.

Развитие эмоций дошкольника зависит от таких факторов:

  • Общение со сверстниками. Сопереживание одногодкам зависит от ситуации. В условиях личного соперничества эмоции переполняют ребенка, возрастает негативная экспрессия в адрес ровесника. А вот в групповых соревнованиях основой служат интересы группы, тогда успех делят все, и эмоциональная связь со сверстниками становится более тесной. 
  • Специально организованная деятельность. Самые яркие эмоции дошкольник испытывает при сравнении себя с положительным героем сказки. Ребенок ему сопереживает. Негативные эмоции дошкольника отсутствуют.
  • Игра. Поскольку именно этот вид деятельности является ведущим для дошкольного возраста, то и характер эмоций усовершенствуется именно в играх. Общие переживания, ответственность, радость, огорчение дети испытывают в сюжетно-ролевой деятельности, музыкальной, изобразительной. Дошкольники учатся понимать друг друга, учитывать желания и настроение сверстников.  
  • Семейные традиции. Только в семье, причем в полной, дети могут наследовать умение родителей сопереживать, дарить радость старшим и младшим членам семьи, преподносить им сюрпризы, а значит, проявлять уважение и создавать предпосылки к проявлению радостных эмоций. Традиции семейного досуга — это посещение на выходных родственников, зоопарка, путешествия не только расширяют кругозор малыша, а закрепляют в нем нравственные нормы. Именно в дошкольном возрасте формируется умение радовать близких и радоваться их успехам, сочувствовать и поддерживать, достойно переживать беду и трудности. 

Эмоциональное развитие в дошкольном возрасте

Эмоционально-неуравновешенный ребенок

Неуравновешенный ребенок с большим трудом адаптируется к детскому коллективу. Эмоциональная неуравновешенность характеризуется такими признаками:

  1. Быстрая смена настроения. 
  2. Попытки изменить все, что ребенку не нравится.
  3. Предпочтение действий словам и мыслям. 

На практике это проявляется щипками, толчками, драками со сверстниками, если что-то ребенку не нравится. Неработающая игра тут же ломается, не исполненное желание у такого малыша превращается в истерику или битье родителей. Ему характерна чрезмерная активность. Неуравновешенный ребенок использует свою моторику для высвобождения отрицательной энергии.

В подобных ситуациях полностью отсутствует самоконтроль.

Такое поведение осложняют жизнь и самому малышу, и родителям, и всем окружающим. При этом воспитательные методики (объяснения, переключение внимания, наказание, игнорирование) ощутимых результатов не дают. Взрывной ребенок требует особого подхода, и детские психологи советуют родителям следующее:

  1. Четко определить рамки дозволенного, не ослаблять их. 
  2. Не применять физическую силу. 
  3. Больше использовать аргумент убеждения.  
  4. Удерживать конфликтные ситуации под контролем. Не нужно требовать от ребенка замолчать, а помогать выразить злость с помощью речи. Сглаживайте агрессию. 
  5. Консультируйтесь с психологами. 

Специально для nashidetki.net- Диана Руденко

Источник: nashidetki.net

С точки зрения исследователей эмоций, у младенцев можно наблюдать базовые, универсальные выражения лица — интерес, радость, удивление, отвращение, гнев, страх. К примеру, при оценке поведения новорожденного выражение интереса наблюдалось на звук погремушки, отвращения — при сосании мыльного пальца исследователя, гнев наблюдался при тестировании приносящего максимальное неудобство рефлекса. Младенцы уже в первые недели жизни меняют выражение лица так, что многие родители интерпретируют это как радость, гнев, удивление, страх, печаль или интерес. Эти ранние выражения лица, несомненно, имеют рефлекторную природу и требуют более тщательного изучения и категоризации. Однако есть основания считать, что младенец рожден с удивительной степенью лицевой нейромускулярной зрелости и, более того, что движения лицевых мускулов частично объединены в узнаваемые конфигурации, которые позже в жизни станут значимыми социальными сигналами. Если эти выражения лица случаются редко у новорожденных, то к возрасту 2-4 месяца они очевидны. В одном из исследований младенцев снимали на видеопленку во время игр с мамами и незнакомыми. Впоследствии при просмотре фильма и слайдов с выражениями лица матери могли классифицировать каждое из выражений лица младенцев как одно из обнаруженных ранее при исследовании взрослых универсальных выражений. Такие же результаты были обнаружены при наблюдении за младенцами при приближении незнакомого и в игре «ку-ку». Результаты этих исследований дают основания утверждать, что выражения лица младенца могут быть легко узнаны и классифицированы при использовании тех же категорий, которые используются для взрослых.

Определено, что младенцы имеют положительные выражения лица чаще, чем отрицательные. В первые две недели жизни наиболее приятное для родителей положительное выражение лица ребенка в виде улыбки можно наблюдать в так называемый период парадоксального сна, сопровождаемого движениями глазных яблок. Такое выражение лица является отражением циклического изменения электрических потенциалов мозга. Улыбка редко наблюдается, когда младенец находится в бодрствующем состоянии с открытыми глазами. Хотя новорожденные и улыбаются, эта реакция является рефлекторной, часто вызванной поглаживанием щек или губ. Вследствие внутренней нейрофизиологической природы и несвязанности с изменением внешнего мира, она была названа эндогенной улыбкой.

В возрасте между шестью неделями и тремя месяцами улыбка ребенка становится экзогенной, вызванной внешними событиями. Однако среди всех внешних стимулов человеческое лицо, взгляд, высокий голос и щекотка вызывают улыбку с наибольшей вероятностью. В первые полтора месяца наиболее эффективен голос матери, а после 6 недель лицо более эффективно, чем голос. Таким образом, став экзогенной, улыбка становится преимущественно социальной. Морфология улыбки все еще не меняется, она выглядит все также, хотя меняется вызывающая ее причина. В три месяца с улыбкой происходит еще одно изменение и она становится тем, что называется инструментальным поведением. Младенец теперь улыбается для того, чтобы получить ответ от кого-либо, например ответную улыбку или слово от матери.

Около четырех месяцев улыбка становится частью гладко протекающего и скоординированного действия и может появляться одновременно с другими выражениями лица. Возникают более сложные, часто двойственные выражения, например улыбка с нахмуренными бровями. В возрасте 4—5 месяцев младенец начинает смеяться, особенно в ответ на социальное взаимодействие, неожиданное изменение зрительной стимуляции и щекотку. В 7—9 месяцев он начинает смеяться скорее в предвосхищении появления лица матери при игре в «ку-ку», чем в ответ на завершение всей игровой последовательности. Однако после первого дня рождения дети улыбаются и смеются над событиями, причиной которых были они сами.

Считается, что изменения улыбки в младенческом возрасте происходят благодаря развертыванию врожденных тенденций. Основанием для такой точки зрения могут быть данные о значительном сходстве направления и времени изменения улыбки у младенцев, выросших в самых различных социальных условиях и условиях окружающей среды, и результаты наблюдения за слепыми детьми, у которых не было возможности видеть или имитировать улыбки, или получать зрительное подкрепление и обратную связь на свои улыбки. Если до 4—6 месяцев улыбки слепых младенцев были сравнимы с улыбками зрячих и проходили те же стадии и временные периоды развития, то после этого возраста у слепых стали наблюдаться угнетение и приглушенность выражения лица, улыбки были менее выразительными.

В отличие от улыбки смех не наблюдается от рождения и, по-видимому, не проходит через эндогенную фазу. Впервые он появляется в ответ на внешний стимул примерно между четвертым и восьмым месяцами. Вначале, от четырех до шести месяцев, он наиболее легко вызывается тактильной стимуляцией, такой как щекотка. В возрасте от семи до девяти месяцев более эффективными становятся звуковые события, а от десяти до двенадцати месяцев смех с наибольшей готовностью вызывается зрительными сигналами. Как и у улыбки, его форма мало меняется от времени появления в течение жизни. Он есть и у слепых, и у выросших вместе с животными детей. Смех также становится видом инструментального поведения уже в раннем возрасте.

Различные степени выражения недовольства, вплоть до плача, наблюдаются, как и улыбка, от рождения, проходят подобный курс развития и морфологически мало меняются в течение всей жизни. Они становятся экзогенными видами поведения, вызванными внешними причинами, раньше, чем улыбка, и считается, что инструментальное использование плача можно видеть уже в три недели от рождения. К третьему месяцу жизни каждое из этих выражений и вся последовательность, к которой они относятся, готовы и выступают как социальное и инструментальное поведение, чтобы помочь младенцу проводить и регулировать свою часть взаимодействия с матерью.

Источник: psyera.ru

Я. Дембовский (1959) отмечает, что новорожденный обладает тремя эмоциями: страхом (точнее было бы сказать — испугом), который обнаруживается при сильном звуке; гневом, как реакцией на стеснение движений, и удовольствием, возникающем в

П. В. Симонов (1981), например, пишет, что «разговоры… о «воспитании эмоций», о «развитии и обогащении эмоциональной сферы личности» и т. п. принадлежат вчерашнему дню науки» (с. 194).

ответ на покачивание, а также на легкое поглаживание кожи. Что же касается выражения этих эмоций, то прежде всего у новорожденного возникает плач. Но у него бывает выражение, похожее на улыбку. Вероятно, это чисто рефлекторное явление, не связанное с событиями окружающего мира. Мне довелось наблюдать ребенка в возрасте около 10 дней, у которого прорезался даже хохот, продолжавшийся две-три секунды.

Постепенно улыбка становится более определенной, ребенок улыбается в ответ на самые разнообразные стимулы. М. Ю. Кистяковская (1946) отмечает, что если 3-4-месячные дети улыбаются и оживляются на обращенный к ним разговор любого взрослого, то 5-6-месячные дети при приближении и обращении к ним другого взрослого, вместо того чтобы сразу улыбнуться, долго и сосредоточенно смотрят на него, а затем либо улыбаются, либо отворачиваются, а иногда могут и громко расплакаться.

Н. Л. Фигурин и М. П. Денисова (1949) пишут, что до года улыбка появляется у ребенка почти исключительно на человеческое лицо или голос. Крик (испуг) в ответ на зрительные воздействия впервые появляется при дифференцировании знакомого человеческого лица от чужого человека или маски.

Формы реагирования, связанные с плачем и улыбкой, по-видимому, универсальны и отражают процесс созревания нервной системы (Emde et al., 1976). Даже у детей, рожденных слепыми, наблюдается та же последовательность событий (Fraiberg, 1971). Примерно в два с половиной месяца у младенца появляется социальная улыбка, которая обращена к другому человеческому лицу. Малыши с готовностью улыбаются и реагируют движениями всего тела на приближающегося к ним человека. С этого момента ребенок требует социальных контактов, в результате чего появляется новый вид эмоционального реагирования — формирование аффективно-личностных связей. Они закладываются в первые полгода жизни ребенка, чему способствует развитие у него средств экспрессии. В начале младенец выражает свои аффекты беспокойными движениями или неподвижностью. Затем подключаются мимика, звуки и телесные движения.

Меняется и характер голосовой экспрессии. На протяжении 1-го месяца крик ребенка выражает только его недовольство, причем звуковой состав этого крика сходен с интонациями обиды и недовольства взрослых. На 2-м месяце появляется спокойное «гуление», на 3-м — звуки радости, а позднее — смех (Тонкова-Ямпольская, 1966). Правда, по другим данным, ребенок впервые начинает смеяться в возрасте 5-9 недель (Church, 1966; Maior, 1906; Wolff, 1966). Стимулы, вызывающие смех, с взрослением младенца меняют свое значение. Дети 10-12 месяцев, как показали Л. Сроуф и Дж. Вунш (Sroufe, Wunsch, 1972), гораздо чаще смеялись в ответ на зрительные и социальные стимулы, тогда как дети 7-9 месяцев — в ответ на тактильную и звуковую стимуляцию. Авторы объясняют это тем, что у более старших детей в понимании ситуации как смешной когнитивные процессы принимают уже большее участие. В среднем реакция смеха у детей возникала на тактильные стимулы — в 6,5 месяца, на слуховые — в 7 месяцев, на социальные (игра в прятки) — в 8 месяцев, на зрительные — в 10,5 месяца.

В 3-месячном возрасте младенцы уже «настроены» воспринимать родительские эмоции, и их поведение показывает, что они ожидают увидеть выражение эмоций на лице матери или отца. В эксперименте, когда родитель по инструкции должен вдруг сделать «каменное лицо» во время аффективного общения, младенец удивлялся,

пытался повлиять на родителя улыбкой, гулением и двигательной активностью. Если родитель продолжал делать безучастное лицо, поведение ребенка менялось. Он отворачивался в сторону, начинал сосать палец и выглядел страдающим (Tronic et al., 1978).

Характерно, что и мать «настроена» на восприятие выражения эмоций младенца и готова ответить на них заранее, до того, как эта эмоция проявится у младенца. Д. Штерн (Stern, 1984) вводит в связи с этим термин «аффективная настройка», который означает способность матери соответствовать в своем поведении темпу и интенсивности проявлений младенца и его эмоциональному состоянию без буквальной имитации его поведенческой экспрессии. Все это способствует установлению взаимной аффективной системы обратной связи между ребенком и взрослыми, обеспечивающими его выживание (Basch, 1976; Call, 1984).

В первые полгода жизни ребенка аффективно-личностные связи проявляются как его стремление разделить со взрослыми свои положительные эмоции по поводу восприятия радующих воздействий (интересной игрушки, веселой музыки и т. п.). Сначала — это отслеживание визуальных признаков сопереживания, включение объекта восприятия и взрослого в единое поле зрения; несколько позже отмечаются более активные проявления: показ взрослому радующего предмета, ожидание ответных положительных эмоций.

Ко второй половине первого года жизни младенец проявляет умение пользоваться восприятием эмоций матери для того, чтобы проверять себя и получать поддержку (Mahler et al., 1975), а также по выражению ее лица ориентироваться, продолжать ли свои действия, когда ситуация становится незнакомой. Это аффективное взаимо-действие называется «социальным соотнесением» (Emde, Sorce, 1983).

Во вторые полгода жизни аффективно-личностные связи проявляются не только в положительной, но и в отрицательной эмоциогенной ситуации (в незнакомом помещении, при встрече с посторонними взрослыми, при виде пугающего предмета и т. п.). Ребенок ищет у взрослого защиту, прижимается к нему, заглядывает в глаза.

В это время у детей внезапно появляются боязнь незнакомых людей и тревога отделения от родителя («тревога семимесячных»). Малыши, которые до этого улыбались и были приветливыми, в присутствии посторонних становятся робкими и настороженными. Перспектива остаться одним в незнакомом месте даже на короткое время вызывает у них сильное беспокойство.

Они часто плачут и цепляются за родителя. По данным Г. Бронсона (Bronson, 1978) 9-месячные малыши, увидев незнакомца, иногда начинают плакать еще до того, как тот к ним приблизился. Боязнь незнакомых людей сопровождает ребенка почти до двух лет.

Как отмечают М. Эйнсворт (Ainsworth, 1967), Е. Маккоби и С. Фельдман (Мас-coby, Feldman, 1972), младенцы, имеющие отношения исключительно с одним из родителей, склонны проявлять более сильную боязнь незнакомцев и тревогу отделения (последняя особенно проявляется при попадании детей в ясли, что показано в работе Дж. Якобсона и Д. Билль (Jacobson, Wille, 1984). Кроме того, эти виды тревоги появляются у них раньше, чем у детей, имеющих связи не только с одним родителем. По Р. Спитцу (Spitz, 1965), ребенок боится, что незнакомый взрослый разлучит его с матерью.

Имеется несколько подходов к объяснению механизмов негативной реакции ребенка на незнакомого человека. Одни психологи рассматривают ее как проявление

более общей отрицательной реакции на все новое и неизвестное (Hoffman, 1974). Однако экспериментально показано, что далеко не любое новое вызывает у ребенка отрицательную реакцию; например, незнакомый ребенок вызывает улыбку и интерес (Дж. Боулби). Другие авторы полагают, что дети боятся не незнакомого человека как такового, а его необычного, непохожего на материнское, поведение. Если незнакомец подражает поведению матери, то у ребенка страх не возникает (Р. Рахман, цит. по: Haith, Campos, 1977).

К. Кальтенбах и др. (Kaltenbach et al., 1980) показали, что приближения незнакомого взрослого к младенцам боятся и их матери, на основании чего они делают вывод, что боязнь незнакомца — общечеловеческая реакция, а не только маленьких детей.

И все же в отношении этого вида страха у малышей остается много неясного. Некоторые авторы приводят данные, согласно которым он вовсе не обязателен. В исследованиях С. Ю. Мещеряковой (1974), Г. Моргана и X. Рициути (Morgan, Ricciuti, 1969) показано, что такой страх возникает у малышей в основном в критических ситуациях — в незнакомой обстановке, в отсутствии матери, в тех случаях, когда незнакомец берет ребенка на руки и т. д. Если же ребенок находится на коленях у матери, то отрицательная эмоциональная реакция отсутствует, а у нормально развивающихся «домашних» детей наблюдается даже исследовательское поведение. С. В. Корниц-кой показано, что в детском саду привыкшие к обстановке, хорошо адаптированные дети не проявляют страха по отношению к незнакомым людям. Поэтому высказывается мнение, что возникновение страха незнакомого человека может быть следствием определенных отклонений в формировании личности и эмоциональной сферы ребенка. Возможно, что имеют значение и индивидуальные особенности психики ребенка, которые вследствие малого возраста детей с помощью диагностических методик не могут быть выявлены.

При недостатке ситуативно-личностного общения младенца с взрослыми аффективно-личностные связи не устанавливаются, что нарушает не только эмоциональное, но и общее психическое развитие ребенка. Это было показано в ряде экспериментов зарубежных авторов. Р. Спитц (Spitz, 1962, 1963), создавая свою концепцию взаимодействия матери и младенца, опирался на эксперименты Харлоу с детенышами обезьян, которых растили с использованием неодушевленных суррогатных матерей. Спитц отмечает, что отсутствие аффективного диалога между младенцем и суррогатной матерью имело разрушительные последствия для развития обезьяньих детенышей.

Такие же отклонения в поведении и развитии наблюдаются и у человеческих детей (Г. Крейг, 2000).

П. Янг (Young, 1961) модифицировал и уточнил схему К. Бриджеса (Bridges, 1932), в которой показано постепенное появление эмоциональных реакций у детей в течение первых двух лет жизни (табл. 16.2).

В этой схеме сомнение вызывает отнесение к эмоциональным реакциям младенца подозрительности, а также влечения к взрослым и детям. Подозрение — это интеллектуальная характеристика, это предположение, основанное на сомнении в правильности, законности, справедливости слов, намерений, поступков. Влечение, хотя и имеет положительную эмоциональную окраску, является потребностно-мотиваци-онным образованием. Впрочем, такая нестрогость в отнесении психологических фе-

16.3. Эмоциональная сфера детей мпэдшего возраста Таблица 16.2 Последовательность появления эмоциональных реакций у детей в течение первых двух лет жизни

Рождение 3 месяца 6 месяцев 12 месяцев 18 месяцев 24 месяца
Огорчение, плач Гнев Отвращение Страх    
    Положительное возбуждение, удовольствие
      Приподнятое настроение
    Влечение к взрослым  
      Ревность, подозрительность
      Влечение к детям
        Радость

еоднократно отмечалось мною, многим авторам. Кроме того, в схеме отсутствует эмоция обиды, которая, по некоторым данным, появляется в возрасте пяти месяцев.

Если первые эмоции связаны с биологическими потребностями младенца (в самосохранении, в свободе и удовольствии), то дальнейшее обогащение поводов к проявлению эмоциональных реакций связано с интеллектуальным развитием ребенка. А. Джерсилд и Ф. Холмс (Jersild, Holms, 1935) показано, например, что если в возрасте от года до шести лет одни факторы (шум, падение, чужие объекты) перестают быть причиной плача, то другие, напротив, вызывают страх все чаще (образы живых существ, животные, темнота и одиночество).

Источник: psihologia.biz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.